Докторъ Маккунъ
Компания в лице Глеба и меня просидела два долгих, устрашающе жарких дня в моих апартаментах за почухиванием собаки и вымучиванием названий для полусотни фотографий с нашими рожами, которые к концу альбома заметно расширяются и наглеют. Вообще это была его идея - собрать наши фотографии за все годы учебы, красиво упаковать и торжественно подарить нашей количественно второй, но качественно самой первой учительнице. Ну а чтобы все было вообще прекрасно, с каждого надо стрясти оброк, а еще кто-то должен сходить за лилиями и пакетиком. А пока кто-то ходит, я почитаю свои Барабаны.

Да, у меня же теперь есть третья элтангоновская книга. Каменные клены поблизости не наблюдались, а Барабаны мне вообще случайно попались (все самое хорошее я всегда нахожу случайно). Все то же письмо, все тот же заковыристый язык, какой вообще нигде не встретишь, но это уже не психически раздавленный Морас, это буйный-шаловливый Костас, по которому впору фики писать.

Фики не получаются уже не по причине того, что не получаются, а просто не хочется. Наверно, я так совсем растеряюсь и уйду с головой в переводы. Мне действительно нравится переводить, даже больше, чем писать, но честолюбие порой немного чешется. А насчет ориджей - что ориджи. Вил правильно делает, что пишет слешик по крутым вихрастым баскетболистам. У него здорово выходит, и он, как обычно, прибивает пером сразу двух зайцев: набивает писательский скилл (на русском языке и вообще) и немного утоляет жажду критики. Сомневаюсь, что ему хватает, но Вил таков - меньше чем на двух зайцев он размениваться не станет. Иначе игра не стоит синтеля.

Правда? х)